О чем договорились в Минске

О провале переговоров в Минске

Сейчас активно обсуждают итоги переговоров в Минске – обе стороны пытаются их представить как пэрэмогу, зраду, опять пишут о том, что Путин «слил» или «не слил»... В этот раз в Минске действительно произошло, кое что очень важное, но что именно — становится понятным только после разбора самого договора по пунктам, и комплексной оценки последствий этого соглашения.

 

Теперь по порядку,  что бы это было наглядней —  рассмотрим ситуацию с нескольких уровней.

Во-первых: ЧТО подписано и КЕМ?

Контактной группой (по сути никем). В то же время главы государств, которые как бы собрались что-то порешать, НИЧЕГО НЕ ПОДПИСАЛИ, а просто сделают заявление о том, что они за МИР ВО ВСЁМ МИРЕ. То, что не договорились — понятно. По итогу не было ни общей пресс-конференции, ни фотосессии, ничего, что полагается в этом случае. Поговорили и разъехались.

То есть фактически встреча свелась к тому, что контактная группа кое-что подписала в очередной раз.

Во-вторых, опустимся уровнем ниже и рассмотрим: а что же именно подписала контактная группа.

Очередной раз о том как будут отводить тяжёлую артиллерию и иную технику. Причём странно, но отвод назначен на 17 февраля (не позднее вторых суток с 00.00 15 февраля), то есть есть ещё 2.5 суток (а то и все 4.5) повоевать официально и без последствий. Как-то странно много. Есть такое ощущение, что никто этого пункта выполнять не будет. Нет, конечно, они все будут, но в конечном итоге не смогут. Тем более, что странная формулировка отвода от двух разных линий для каждой из сторон (озвученная ещё до встречи) подразумевает РАЗНОЧТЕНИЯ, за которые обязательно прицепятся обе стороны.

Карта ДНР и ЛНР, линия развода войск

Далее следуют стандартные заявления об обмене пленных и «заложников» (?) и прочие обычные пункты, которые ничего не решают, но позволяют создать видимость, что что-то таки достигнуто.

ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ: Линия разграничения; Конституционная реформа на Украине (то есть статус ЛДНР); контроль границы РФ и ЛДНР; кто будет контролировать выполнение соглашений, а главное — КАК; экономическая блокада ЛДНР.

Линия разграничения. Я так понимаю: это пока тот пункт, о котором не договорились, а потому решили «замазать» расплывчатыми фразами. Именно поэтому в явном виде не указано, что именно по этой линии проходит разграничение сил сторон, которое слдует принять (причём интересно, но некоторые, например н.п. Крымское, Пески по этой линии ВСУ должны как бы отдать ВСН. Но они на это не пойдут). Есть ссылка, что особый статус будет распространяться на территории по линии 19 сентября.А без этого всё подписанное ФИКЦИЯ. Линию от 19 сентября однозначно не примет ЛДНР (что бы там ни было написано. Иначе бы не было прямо сейчас боев в районе Дебальцево. Зачем, если и так всё решено?). Современную линию, особенно без Дебальцево, Украина не примет (бунт неизбежен). А посему уже здесь есть та точка конфликта, которая в любой момент зажжёт его вновь.

Возложить контроль на ОБСЕ? Так и сейчас она это делает. А снаряды падают. В чём разница?

Экономическая блокада. Пишут, что соцвыплаты начнут выплачивать и вообще кучу денег вольют обратно в жизнь региона в виде пенсий и зарплат бюджетникам. Но это пока только слова. Главный вопрос: а где для этого у Украины ДЕНЬГИ? Там долги уже накопились ооочень большие. Да и как создать обратно сеть банков? Вопросов больше, чем ответов.

А что подразумевается конкретно по поводу КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ. Кто её и с кем будет согласовывать? Если внутри украинского парламента, то я могу заранее предсказать ответ. Если есть другой механизм, то со 102% уверенностью скажу, что это ПРИГОВОР Порошенко. В документе написано, что надо согласовывать с ЛДНР разработку этих изменений. Честно говоря, я пока себе этого не могу представить (Ляшко и Захарченко решают статус Донбасса). А значит, следующий вопрос…

Контроль над границей становится вообще виртуальным, потому, что: п.9 говорит о том, что он должен начаться после выборов, которые ещё надо согласовать в новой конституции, назначить и провести (по украинским законам) до конца 2015 года. Вы себе всё это в отдельности представляете? Я нет. А это надо провести всё вместе. А до этого момента граница будет не под контролем Украины. Хотя даже после выполнения всего перечисленного это будет только НАЧАЛОМ перехода границы под контроль, который закончится … загадывать ещё рано даже сказочникам из контактной группы.

Ну и КТО РАЗДЕЛИТ СТОРОНЫ (кто миротворить будет). СУДЯ ПО ТОМУ, ЧТО НИКТО делаю вывод, ЧТО ВОЙНУ НИКТО ПРЕКРАЩАТЬ НЕ СОБИРАЕТСЯ. Стороны разводить по документу НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ ОТ СЛОВА СОВСЕМ. К сожалению.

Отдельно хочу обратить внимание на пункт 10:10. Вывод всех иностранных вооружённых формирований, военной техники, а также наёмников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп.

Так как «народную милицию» (ВСН) в тексте упомянули, то это касается ДУК «ПС» и прочих аналогичных группировок. Хочу посмотреть: кто и как их будет разоружать? Понятно, что все иностраныые войска (которых нет) будут выведены.

О последствиях «соглашения»

На мой взгляд, одно по настоящему важное решение в Минске все таки приняли — это соглашение между ЕС и Россией о СОВМЕСТНОМ демонтаже, уже очевидно несостоявшегося и нафиг никому не нужного государства. Никто разумеется этого не признает, на публику и дальше будут говорить о необходимости деэскалации, помощи, сохранении целостности… Но внимание нужно обращать не на то что декларируют, а что делают по факту.

А по факту, все ключевые пункты соглашения, одобренного Европой и Россией, заведомо не выполнимы. Т.е. с 15 февраля будет объявлено очередное «перемирие», но без малейшей надежды на мир. Хунта вынужденно продолжит сливать остатки бюджета на бесполезную армию, кредитовать ее в таких обстоятельствах нельзя, и Европу это устраивает.  Всем очевидно, что недолгое  «перемирие» неизбежно закончится очередным витком противостояния, который Киеву уже не пережить. Поэтому настоящей целью минских танцев с бубном, была минимизация последствий предстоящего развала.

Данное решение сама хунта и предопределила — все их сегодняшние действия обусловлены, не интересами государства, а исключительно внутриполитическим противостоянием. Порошенко в принципе не может предпринять ни одного реального шага к миру, Яценюк сразу представит это как зраду. Яценюк в свою очередь не может выполнить ни одного требования ЕС и МВФ по реформам — это в свою очередь сразу использует против него Порошенко. В таких обстоятельствах, договариваться с ними не о чем…

Похожие новости


Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.
1 комментарий к записи “О чем договорились в Минске”
  1. Алекс:

    Во время войны люди всегда живут надеждой на мир. Но у войны своя логика, которая глуха к пацифистским мечтам. Поэтому во время войны мирные переговоры оказываются успешными лишь тогда, когда продолжение войны становится невозможным, либо бессмысленным. Мирный договор это всегда результат чьей-то капитуляции. Либо односторонней, либо обоюдной.

    Весьма сомнительно, что на данный момент продолжение войны на Донбассе стало невозможным или бессмысленным. Обе из противоборствующих там сторон имеют и возможность, и смысл продолжать вооружённую борьбу. Поэтому очередные минские переговоры по урегулированию вооружённого конфликта на Украине, несмотря на достигнутые договорённости, вероятнее всего не дадут никакого практического результата. Для этого просто нет никаких объективных условий. Есть только желание испуганной Европы остановить конфликт, в котором она видит для себя угрозу. Но Украина, судя по всему, для мира ещё не созрела. Киев ждёт лишь капитуляцию Донбасса и уступки России. Донбасс же продолжает методично уничтожать украинскую армию, а Москва ждёт, когда Украина созреет для мира.

    Поэтому Декларация, подписанная в Минске Россией, Украиной, Францией и Германией, это всего лишь набор, никого ни к чему не обязывающих, фраз. Примерно так же выглядит и «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений», подписанный непонятно кем. Не частным лицам, без официальных должностей и полномочий подписывать документы об урегулировании военных конфликтов. И уж тем более не послам международных организаций и соседних государств. Мирный договор могут заключить лишь воюющие стороны, но Киев ещё не готов признать своего врага равными себе. Очевидно, по мнению украинских начальников, украинских солдат для этого погибло ещё не достаточно. Решить проблему войны на Донбассе могут лишь равноправные субъекты. Но Киеву сейчас не с кем заключать мир. У Украины есть враг, с которым она может воевать, но нет врага, с которым она может заключить перемирие.

    Чем интересна подписанная в Минске Декларация лидеров четырёх государств, в поддержку Комплекса мер по выполнению Минских соглашений? Прежде всего, тем, что в ней Россия представлена наравне с европейскими государствами как сторонний наблюдатель конфликта. То есть данная Декларация полностью опровергает украинскую и западную концепцию о том, что на Донбассе идёт не гражданская война, а вооружённый конфликт между Украиной и Россией. Порошенко, Меркель и Олланд, подписав минскую Декларацию, тем самым непосредственно подписались под тем, что Россия не является участником вооружённого конфликта на Донбассе. Данный момент предельно очевиден. И с ним можно поздравить как Киев, так и Париж с Берлином. Чем ещё интересна подписанная Декларация? Тем, что в ней лишь Германия и Франция берут на себя ряд обязательств.

    В частности, они окажут техническую поддержку в «восстановлении сегмента банковской системы», разрушенной на Донбассе, для возобновления Украиной «социальных выплат» (что косвенно обязывает Киев возобновить финансирование региона). Также европейцы обязались поддержать трёхсторонние переговоры «между Европейским Союзом, Украиной и Россией по вопросам энергетики с тем, чтобы осуществить шаги в развитии „зимнего газового пакета“». И кроме этого Франция и Германия готовы обеспечить трёхсторонние переговоры между ЕС, Украиной и Россией относительно устранения тех моментов в выполнении Соглашения о Глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и Европейским Союзом, которые «вызывают обеспокоенность России». То есть, иначе говоря, Меркель, Олланд и Порошенко готовы корректировать выполнение Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС с учётом замечаний и пожеланий Москвы.

    При этом российская сторона никаких обязательств на себя в минской Декларации не взяла. Как этот красивый дипломатический трюк удалось сделать Путину, наверное, знает только Лавров. Не зря же он на шестом часу переговоров, выйдя к журналистам, лаконично сообщил: «это лучше, чем супер».

    Чем интересен «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений»? Прежде всего, тем, что данный документ, как и сами «Минские соглашения», никого и ни к чему юридически не обязывает. Он подписан послом ОБСЕ, послом РФ, а так же Кучмой, Захарченко и Плотницким. Из документа понятно, что Кучма — «второй Президент Украины», а кто такие Захарченко и Плотницкий вообще не ясно. Таким образом, Хайди Тальявини представляет ОБСЕ, Зурабов представляет РФ на Украине, а вот Кучма, Захарченко и Плотницкий представляют самих себя, так как какие либо их официальные должности, предполагающие у них хоть какие-то полномочия, в документе не значатся. Вот и получается, что «Комплекс мер» подписан людьми без полномочий. А значит, соответственно, он не имеет никакой юридической силы.

    Очевидно, что документ, предназначенный остановить военный конфликт, будет иметь вес и значимость только тогда, когда его подпишут официальные представители противоборствующих сторон — Украина, ДНР и ЛНР. Без их прямых, официальных переговоров и договорённостей, остановить конфликт невозможно. Однако Киев идти на прямые переговоры с самопровозглашёнными республиками не готов. Пока не готов.

    Теперь что касается самого «Комплекса мер». Как минимум, он остроумен. Первые два пункта этого документа предусматривают «прекращение огня» (с 00 ч. 00 мин. 15 февраля 2015 года) и «отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонами на равные расстояния». В этих двух пунктах кроется первая большая проблема. Прекратить огонь и отвести тяжёлые вооружения при наличии дебальцевского «котла» крайне проблематично. Окружённая группировка ВСУ, возможно и была бы рада выполнить условия минского «Комплекса мер», но вряд ли у неё это получится. Во-первых, ей нужен приказ командования об отступлении, а во-вторых, согласие ополченцев её выпустить из «котла».

    Есть, конечно же, ещё фантастический вариант, что во имя минского «Комплекса мер» боевые подразделения Новороссии сами разблокируют «котёл» и вернутся на свои исходные позиции. Однако на это рассчитывать ВСУ стоит в последнюю очередь. А лучше им вообще не стоит на это рассчитывать. Шансы что ДНР и ЛНР совершат такой, мягко говоря, странный поступок практически нулевые.

    Ситуация осложняется ещё и тем, что военное руководство Украины (во главе с президентом Порошенко) категорически отрицает наличие дебальцевского «котла». Как заявил министр обороны Украины Степан Полторак, «нет никакого котла, это выдумка тех, кто хочет, чтобы он был». Об этом же говорит и украинский президент: «котла» нет, не было, и быть не может. Слава Украине! Подобное упорство в непризнании очевидного легко объяснимо, но всё равно обескураживает. Хорошая мина при плохой игре сейчас стоит Киеву сотен жизней бойцов ВСУ, а в скором времени эта цена может возрасти до тысяч убитых и раненых.

    Возможно, в Киеве рассчитывают на то, что рано или поздно ополченцы «выпарят» при помощи «градов» окружённую возле Дебальцево украинскую группировку (как это было летом прошлого года) и «котла» действительно не будет. Как бы там ни было, но пока не решён вопрос дебальцевского «котла», прекращение огня и отвод тяжелых вооружений маловероятен. Ну, если только украинские, российские и западные СМИ не сделают вид, что возле Дебальцево ничего не происходит. Как известно, того, что не показали по телевизору, не существует.

    В третьем пункте ОБСЕ поручается обеспечить эффективный мониторинг и верификацию режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения, чем она занималась прошлый раз, когда Минские договорённости не выполнялись, а четвёртый пункт поручает «начать диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством» на территории ДНР и ЛНР. Четвёртый пункт звучит странно. Совершенно непонятно, кто должен начать диалог. Порошенко и Захарченко? Путин и Обама? Или может Яценюк и Гройсман? Об этом в документе ничего не сказано. Поэтому велика вероятность того, что диалог вообще не начнётся. Как было сказано выше, для Киева ДНР и ЛНР не существует.

    Не менее проблематично выглядит и задача Верховной Рады принять постановления с указанием территории, «на которую распространяется особый режим в соответствии с Законом Украины „О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей“ на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 г.». Дело в том, что данный закон юридически легализует факт существования неподконтрольных украинской власти территорий на Донбассе. То есть, украинским патриотам, засевшим в Верховной Раде, надо будет дружно наступить на горло собственной песне и узаконить особый статус неподконтрольных Киеву территорий, на которых находятся самопровозглашённые ДНР и ЛНР. Это возможно, но крайне проблематично.

    Сложна для Киева и поставленная перед ним задача принятия закона, обеспечивающего помилование и амнистию, а также запрещающего преследование и наказание лиц, провозгласивших создание ДНР-ЛНР, а затем с оружием в руках воевавших против украинской армии. По подсчётам специалистов, на данный момент на Донбассе погибло около 20 тысяч украинских военнослужащих, правоохранителей и бойцов добровольческих батальонов. Возможно ли, с учётом данного факта, принятие Верховной Радой закона об амнистии, если в ней сконцентрированы как раз те украинские патриоты, которые являются горячими сторонниками войны до победного конца?

    Реализация шестого и седьмого пункта, в соответствии с которыми должно быть осуществлено освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц, а также обеспечен безопасный доступ гуманитарной помощи нуждающимся, вполне возможна. При большом желании это сделать не сложно. А вот выполнение Украиной восьмого пункта, который требует от неё «полного восстановления социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и иные выплаты» крайне сомнительно. Киев не желает содержать население неподконтрольных ему территорий. Тем более в условиях острого финансового кризиса. С точки зрения украинских патриотов, финансирование населения ДНР и ЛНР — глупость и предательство Украины. Поэтому отменить украинскому президенту свои указы, фактически установившие блокаду мятежного Донбасса, будет трудно. Это — потеря президентского лица, да и патриоты могут его не понять.

    Очень остроумно выглядит девятый пункт «Комплекса мер», предусматривающий «восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта». Реализация данного положения настолько жёстко привязана к целому ряду условий, что, по сути, является невыполнимой. Судите сами, для того, чтобы Киеву отдали контроль над участком российско-донбасской границы, который сейчас контролируют ДНР-ЛНР, должно произойти «всеобъемлющее политическое урегулирование конфликта» при условии того, что на Украине будет реализована конституционная реформа и в силу вступит новая конституция, которая гарантирует Донбассу фактическую автономию федеративного типа, вплоть до наличия у него собственных военизированных формирований в виде «отрядов народной милиции».

    К 11 пункту (без которого реализация 9 пункта невозможна), в примечании прилагаются восемь условий, выполнение которых Киевом будет означать превращение Донбасса в автономную территорию, а Украину де-факто в федерацию. Кроме этого совершенно не ясно, что предполагает собой «всеобъемлющее политическое урегулирование конфликта», после которого только и возможен переход контроля над границей к Киеву. Ведь под «урегулированием» может подразумеваться всё что угодно: как тотальное истребление жителей Донбасса, так и установление контроля над Киевом ополчением. И первый, и второй вариант создают необходимые условия для «всеобъемлющего политического урегулирования конфликта».

    Десятый пункт предусматривает «вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины» и «разоружение всех незаконных групп». Подобное мероприятие очень трудно представить в сложившейся ситуации. Если с выводом иностранных вооружённых формирований всё понятно, так как их присутствие на территории Донбасса и Украины до сих пор никем не доказано, то с разоружением «незаконных групп» сплошная неопределённость.

    Разоружить донбасское ополчение можно лишь только в том случае, если ДНР и ЛНР будут уверены в том, что новое вторжение украинской армии на их территорию невозможно. Другие обстоятельства разоружения ополчения трудно представить. Точно также трудно представить и разоружение украинских добровольческих батальонов, ставших важным элементом политической системы. На этих военизированных группах завязаны интересы многих влиятельных сил в Украине. «Батальоны» это уже не только война и политика, но и бизнес. На данный момент на Украине просто некому их разоружить. А сами они (как, например, «Правый сектор») разоружаться не будут. Тем более что многие из них формально узаконены.

    Интересно выглядит и 12 пункт «Комплекса мер», который предполагает проведение местных выборов на Донбассе лишь после согласования Киевом всех актуальных проблем «с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы». Фактически данный пункт ставит проведение местных выборов на Донбассе, как по форме, так и по содержанию, в зависимость от представителей ДНР и ЛНР, и фактически устраняет на контролируемой ими территории влияние Киева на избирательный процесс, гарантируя ДНР-ЛНР политическую независимость от украинской власти.

    Резюмируя, приходится констатировать, что в «Комплексе мер по выполнению Минских соглашений», подписанном в Минске 12 февраля, интересы нынешнего политического режима на Украине не представлены. Практически все его пункты представляют собой список обязательств Киева, которые он на себя взял ради урегулирования конфликта, но которые он выполнить не в состоянии. ДНР и ЛНР в «Комплексе мер» в качестве исполнителей этих мер практически не присутствуют. Они лишь украшают собой этот документ. Точно так же, как украшает минскую Декларацию подпись российского президента. Поэтому теперь лишь остаётся ждать, когда Украина нарушит взятые ею обязательства и сорвёт реализацию новых минских договорённостей.

    Thumb up 0 Thumb down 0

Оставить комментарий